Спорт
Стадион Панатинаикос: Символ духа здорового соперничества
© ANA-MPA/Александрос Влаксос
Тема: Спорт

Стадион «Панатинаикос»: Символ духа здорового соперничества

В течение всего года тысячи людей ежедневно посещают стадион «Панатинаикос», чтобы своими глазами увидеть этот величественный памятник.

Спустя 120 лет после празднования первых Олимпийских игр современности стадион «Панатинаикос» остается символом духа здорового спортивного соперничества и памятником, который неизменно привлекает внимание туристов со всего мира. В течение всего года тысячи путешественников ежедневно приходят сюда, чтобы увидеть стадион своими глазами.

С белоснежным пенделийским мрамором и строгими формами, образцом которых стал древний афинский стадион, построенный по замыслу Герода Аттика, «Каллимармаро» величественно возвышается в центре города, с блеском принимая все спортивные и культурные мероприятия, которые проходят здесь. А во время церемонии зажжения олимпийского огня летних и зимних Олимпийских игр стадион становился центром внимания всего мира.

Но многим ли известна его история? Могло случиться так, что стадион не построили бы, а первые Олимпийские игры не состоялись бы в Афинах… История самого стадиона, какой бы блестящей она ни казалась нам сегодня, связана с трудными временами молодого греческого государства. Проблемы того периода имели поистине историческое значение, и 120 лет спустя мы можем провести параллель между ними и экономическими трудностями (и не только), с которыми столкнулись организаторы летних Олимпийских игр в Рио-де-Жанейро.

15 июня 1894 года на конгрессе Международного спортивного совета в Париже было принято решение о проведении первых современных Олимпийских игр в Афинах. Несмотря на воодушевление, которое вызвала эта перспектива в Греции, экономическое положение страны с чрезвычайно высоким внешним долгом и скудными внутренними ресурсами чуть не послужило причиной отказа от проведения Игр. Поэтому 28 октября того же года парижский комитет изменил свое мнение и решил не утверждать организацию Олимпиады в Афинах.

«Это вызвало волну возмущения, — пишет в своей книге "Олимпийские игры 1896 года в Афинах" (1987) историк Вирон Давос, ссылаясь на источники в прессе и исторические свидетельства той эпохи. — Газеты и сами граждане Греции начали "крестовый поход", чтобы убедить комитет вернуться к первоначальному решению. Потребовалось немало усилий, чтобы изменить мнение совета, и во время специального заседания по этому вопросу он вернулся к первому плану».

Перспективу проведения Олимпийских игр в Афинах считали прекрасной возможностью для достижения желаемого развития государства. В газетах того времени, например, в «Палингенезии» (29 ноября 1894 года), публиковались различные реакции с призывом не упускать такой шанс из-за денежных трудностей. В декабре того же года Общество портных Греции по собственной инициативе организовало сбор средств и пожертвований как внутри страны, так и среди греков, живущих за границей, чтобы собрать первоначально запланированную сумму в размере 250 тысяч драхм. Конечно, помимо средств муниципальных образований и самих граждан деньги были выделены из государственной казны, поскольку оставались неизрасходованные средства для пострадавших от землетрясений (около 800 тысяч драхм, отмечает автор книги).

Разумеется, проектирование и строительство нового стадиона имело огромное значение в организации Игр. Согласно планам, конструкция основывалась на древнем стадионе Герода Аттика: в качестве бордюрного камня использовался мрамор, а сиденья на 10 тысяч зрителей должны были быть деревянными (из них 2,5 тысячи предназначались для официальных лиц). Но эти сиденья планировалось расположить таким образом, чтобы вместить всех жителей Афин, желающих посмотреть Игры, даже если зрителей будет больше. Перед стадионом собирались построить «художественные бараки, площадь, кафе и рестораны», добавляет писатель.

Перед началом работ помимо определенных затруднений в сборе денег оргкомитет столкнулся с другой неожиданной проблемой, которая привела к увеличению расходов. Неизвестно каким образом, территория древнего стадиона оказалась в собственности отдельных лиц с известными титулами и фирманами. В то же время ходили слухи, что председатель организационного комитета принц Георг не согласен с планами расположения. Окончательное решение комитета по экспроприации территории положило конец всем конфликтам и домыслам. «Вероятно, слухи возникли из-за промедления в работах, которые были основаны на давно утвержденном проекте стадиона», — замечает автор.

Поражение Харилаоса Трикуписа на выборах  16 апреля 1895 года вновь отсрочило реализацию проекта, вызвав язвительные комментарии газеты «Нью-Йорк пост»: «Долг несчастной Греции — 165 тысяч драхм, народ отдан в залог, а мы постараемся помочь ей выплатить долги», — говорится в книге. «Так пишет автор статьи, добавляя, что "весь город перевернется с ног на голову, когда мы придем vi et armis (с силой и оружием)"», — отмечает писатель.

Но решающим событием для завершения строительства «Панатинаикоса» по новым планам стала щедрая финансовая помощь Георгиоса Авероффа — 585 тысяч драхм.  Сооружение больше не было временным, лишь для проведения Игр, как планировалось изначально. По словам автора книги, стадион должен был стать «постоянным местом проведения спортивных событий в последующие годы». В благодарность комитет принял решение об установке статуи Авероффа перед стадионом, доверив ее создание скульптуру Й.Дрососу.

Работы по строительству стадиона начались 30 июня 1895 года. Параллельно проводились раскопки, во время которых были обнаружены четыре ступени из пирейского камня длиной 2 метра. Они оказались частью внешней лестницы, по которой зрители поднимались на верхние ряды древнего стадиона. Также были найдены мраморные стены, которые поддерживали большую лестницу.

Как указывает автор, новые открытия — фундамент, вторая большая дорожка, сиденья и 26 древних трибун — не стали помехой для строительных работ, которые предполагалось завершить в конце года.

Но на горизонте вновь появились тучи: за три месяца до установленной даты открытия вновь начались споры о переносе Игр. Иностранные наблюдатели отмечали медлительность в реализации проекта, а греческая пресса разделилась на два лагеря: «Палингенезия» выступала за перенос Игр на 1897 год, а «Акрополис» был против. Чистота города, нестабильная политическая ситуация, Критский кризис и преследование македонских греков больше волновали правительство, чем Олимпийские игры, и подрывали работы, которые оставались незавершенными, создавая  далеко не мирную обстановку.

Стадион был построен лишь на треть и, «если бы работы продолжались в том же темпе, к дате открытия через три месяца не успели бы наверняка». Тем не менее энтузиазм по поводу празднования Игр перевесил слабость, и стадион был готов  вовремя. Временные конструкции впервые были испытаны 9 марта 1896 года (тогда же состоялась репетиция для спортсменов) на отборочных соревнованиях греческих спортсменов, которые должны были представлять страну на Олимпийских играх. В первые два дня трибуны заполнили 25 тысяч афинян, и все предвещало успех.

Днем триумфа нового стадиона стало 25-е марта 1896 года, церемония открытия Олимпийских игр: тройной праздник, поскольку накануне был Пасхальный понедельник. Люди праздновали Пасху, День национального возрождения и первые современные Олимпийские игры. А 29 марта стадион потряс триумф чемпиона в марафонском беге Спироса Луиса.

Церемония закрытия Игр также не прошла гладко. Сильный дождь заставил организаторов отложить ее, и 50 тысяч зрителей, которые собрались с самого утра, чтобы занять хорошие места, были вынуждены разойтись, весьма неохотно, потому что они хотели любой ценой увидеть награждение Луиса, который вышел на стадион с зонтиком в одной руке, букетом в другой и в новой белоснежной фустанелле, как описывает его автор книги. Председатель комитета Т.Филимон перенес церемонии закрытия Олимпийских игр и награждения спортсменов на следующий день, и на этот раз все удалось.

С тех пор стадион «Панатинаикос» переживал и другие великие моменты, и все они связаны с новейшей историей Греции. Благодаря стечению обстоятельств, а также щедрости и упорству некоторых людей, которые хотели построить стадион в его сегодняшнем виде, «Панатинаикос» не стал лишь временным сооружением. Он остался памятником на долгие годы и приобрел мировое значение, о чем теперь говорит интерес многих тысяч его посетителей, и не только как место проведения первых Олимпийских игр, но как символ мира и братства — благодаря духу здорового спортивного соперничества.

Йоргис-Вирон Давос

Источник: ANA-MPA