Спорт
«Нам допинг не нужен»: как паралимпийцы борются за право победить в Рио
© Sputnik/Виталий Белоусов
Тема: Спорт

«Нам допинг не нужен»: как паралимпийцы борются за право победить в Рио

Несмотря на решение Международного паралимпийского комитета отстранить всю сборную России от участия в Паралимпиаде, спортсмены с ограниченными возможностями не бросили тренировки. Они надеются, что им удастся отстоять свою правоту, и продолжают готовиться к выступлениям в Рио. Мы отправились в подмосковную Рузу, чтобы посмотреть, как тренируется сборная России по плаванию, и узнать, что по поводу скандального решения МПК думают сами паралимпийцы.

© Sputnik/Виталий Белоусов

«Слишком быстро взошли на Олимп»

Тренировки в рузском Дворце водных видов спорта начинаются в 9 утра. 37 мужчин и женщин, прошедшие отбор в паралимпийскую сборную России, приезжают сюда дважды в день шесть дней в неделю. Сейчас — заключительный этап, когда спортсмены «нарабатывают дистанцию».

У каждой дорожки стоит тренер и обращает внимание на недочеты техники своего подопечного. Пловцы движутся энергично и быстро — двухчасовая тренировка проходит практически без пауз. В воде не видно, что спортсмены имеют какие-то особенности. Стоящие у дорожек коляски контрастируют с уверенными и мощными движениями паралимпийцев.

© Sputnik/Виталий Белоусов

Наталья Мамлина, призер чемпионата Европы: «В здоровом спорте я занималась легкой атлетикой. И была чемпионкой мира и чемпионкой Европы среди юниоров по прыжкам в высоту. Но потом я травмировала позвоночник. Сейчас тренируюсь уже четыре года. Если не допустят до этих игр, это будет серьезный удар. Когда я пришла, я думала, что все будет проще, меньше конкуренции, но тренировки тут жестче»

«Здесь нужно больше знаний гидродинамики и техники плавания. Что может двигаться, что работает, то и надо развивать», — говорит главный тренер сборной Юрий Назаренко.

ДЦП, множественные ампутации, травмы спины — все это многие могли бы воспринять как приговор. Но паралимпийцы не просто не бросили спорт, но и устанавливают мировые рекорды под флагом России. И намерены продолжить это делать.

© Sputnik/Виталий Белоусов

Ирина Гражданова, чемпионка мира: «Участие в Играх для любого спортсмена — это пик карьеры. К этому я стремлюсь с детства. Людей с инвалидностью очень много, они часть нашего общества. И закрывать на них глаза — это дико. В цивилизованном обществе паралимпийцы приравнены к олимпийцам, их медали имеют такой же вес».

По словам Юрия Назаренко, причина повышенного внимания к российской паралимпийской сборной в том, что она «слишком быстро взошла на олимп». Наибольшее количество медалей разыгрывается в двух видах спорта: плавании и легкой атлетике, и страна, которая лидирует в этих видах спорта, чаще всего выигрывает и неофициальный командный зачет.

«В 2015 году на чемпионате мира по плаванию в Глазго российская команда впервые в истории заняла первое место. Мы взяли 32 золотые медали. Второе место заняла Украина — 21 золото, третье — Америка с 11 первыми местами. 32 медали и 11 — есть разница?»

© Sputnik/Виталий Белоусов

Допинг брало WADA

По словам главного тренера, за последние 20 лет в анализах российских пловцов ни разу не нашли допинг. Кроме того, проверкой паралимпийцев занимаются иностранные специалисты: «Обвиняют во всем РУСАДА (Российское антидопинговое агентство). А мы последние два года сдаем только Всемирному антидопинговому агентству (WADA)».

Западные лаборатории берут пробы на допинг у каждого члена сборной как минимум раз в год. Рекордсменов и чемпионов проверяют постоянно. Делают это выборочно и внезапно.

«В мае мы были на чемпионате Европы на Мадейре. Только прилетели, еще до гостиницы не дошли — двоих спортсменов выхватили и повели сдавать на допинг. И так было 20 раз только на этих соревнованиях».

Результаты представители WADA присылают через месяц. Пока еще не было ни одного положительного.

© Sputnik/Виталий Белоусов

Константин Лисенков, чемпион Европы, чемпион Паралимпийских игр 2008 года: «Мне кажется, мы даже не знаем, как выглядит этот пресловутый допинг. И мы не ожидали, что будет такое резкое решение. Может, они надеялись, что мы перестанем тренироваться, но, во всяком случае, меня, это точно разозлило. Хочется показать все, на что я готов».

Даже простой аспирин может повлиять на результаты допинг-пробы, говорит Назаренко. Именно поэтому он запрещает своим подопечным самостоятельно посещать аптеки. А, например, больным ДЦП и вовсе приходится отказываться от жизненно важных лекарств, если они не получили разрешение WADA на их использование:

«Диуретики очень опасны. Они не влияют на спортивный результат. Это мочегонные средства, которые в качестве компонента лекарства необходимы больным ДЦП. Но для допинг-пробы это вещество будет означать, что ты хочешь что-то скрыть, употребив мочегонное средство».

© Sputnik/Виталий Белоусов

Анастасия Диодорова, чемпионка мира и Европы: «Я готовлюсь 13 лет, и мне важно выступить на Паралимпиаде. После ситуации с олимпийцами ситуация была предсказуемая. Но я не думала, что будет так жестоко. Если у олимпийцев вопрос о допуске решали федерации, то у нас запретили всем и сразу. Но я надеюсь, что все будет хорошо».

Разрешениями WADA активно пользуется сборная Норвегии по биатлону: многие из них — астматики, и им можно пользоваться аэрозолями, которые расширяют альвеолы легких и позволяют сохранить больше кислорода. Но в паралимпийском плавании допинг не нужен, утверждает Юрий Назаренко.

«У нас главное — удачная классификация. Это похлеще допинга. Если у спортсмена с ДЦП второй класс, он получит награду, проплыв 50 метров на спине за минуту. А если третий — за 45 секунд».

Классификацию спортсмена определяет сначала российская, потом международная комиссия во главе с врачом и тренером. Тестирование спортсменов проводят на суше и в воде.

Спортивный геноцид

Ситуация с паралимпийской сборной намного сложнее, чем с олимпийцами. В отличие от олимпийского спорта, в паралимпийском нет федераций, которые независимо от Международного комитета могут допустить спортсменов. Если запрещают выступать всей сборной, то исключений ни для кого не будет. Именно поэтому отстоять право выступать на Играх в Рио можно только либо в Спортивном арбитраже в Лозанне, либо в гражданском суде Германии, где находится Международный паралимпийский комитет.

По мнению большинства спортсменов, решение о недопуске всей сборной на Игры обусловлено политикой. Ведь Международный паралимпийский комитет так и не назвал имен тех 35 человек, кто якобы попался на допинге.

© Sputnik/Виталий Белоусов

Юрий Лучкин, чемпион мира: «Это будет моя первая паралимпиада, я отбирался много лет. А тут такая новость. Но у нас не подавленное состояние, мы продолжаем тренироваться и надеемся, что допустят. Я пойду выступать только под флагом Российской Федерации».

Тренер трех паралимпийцев Елена Соколова называет происходящее «спортивным геноцидом»:

«Вы сами видели, как они работают. Ребята преодолевают все трудности. У них очень большая сила воли. То, что сделали, — это нечестно и несправедливо по отношению к ним. Я не знаю, чем там руководствуются. Или как сильно их купили. Если только так вопрос задать Филиппу Крейвену: сколько вам заплатили? Чтобы просто взять и все судьбы на ноль свести».

© Sputnik/Виталий Белоусов

Ирина Колмогорова, чемпионка мира: «Если не поедем, то будет очень больно. Но мы продолжаем готовиться. Для меня выступить на этой Паралимпиаде — очень важно. Очень сложно туда отобраться. И подготовка колоссальная: по две тренировки в день, я восемь месяцев готовлюсь и не вижу семью».

Участие в Паралимпиаде для многих — это дело всей жизни, и если паралимпийцев не допустят до Игр и после решения суда, они составят коллективную жалобу лично. Но пока сборная надеется, что власти смогут отстоять их право представить Россию на международных соревнованиях и показать все, на что они способны.

Источник: www.ria.ru