Спорт
Александр Карелин: «гигант» борьбы с нежной душой
© Sputnik/Саид Царнаев
Тема: Спорт

Александр Карелин: «гигант» борьбы с нежной душой

Что греческого в греко-римской борьбе, что объединяет Россию и Грецию и что стоит за нынешними решениями в международном спорте, рассказал в интервью Анне Ляцу трехкратный олимпийский чемпион по греко-римской борьбе Александр Карелин.

Александр Александрович, наша передача выходит для греческой аудитории, и, безусловно, для Греции вы являетесь очень важной фигурой в спорте, фигурой, представляющей Россию. Вы неоднократно представляли Советский Союз, а затем и Россию на Олимпийских играх. Почему ваш выбор пал на греко-римскую борьбу?

Потому что Виктор Михайлович Кузнецов удивительный тренер, уникальный. Я являюсь продуктом его методики. Именно он преподавал классическую борьбу — так она называлась в привычной международной транскрипции. Она называлась классической на территории Советского Союза. Можно говорить о нескольких формациях этого вида спорта. Первая из них была, получается, французская, когда она была только цирковой. Потом она была уже классической. И уже потом мы перешли к привычному нам сегодня обозначению: греко-римская борьба.

Виктор Михайлович Кузнецов пришел в 1981 году. Он пригласил меня в зал. И если до этого у меня были спортивные активности (потому что папа у меня боксер) волейбол, баскетбол, тяжелая атлетика, то после нашего знакомства мой дальнейший путь был определен. Именно Виктор Михайлович в хорошем смысле смог меня заколдовать с первого дня. Так совпало, и мои достижения и ваш сегодняшний интерес ко мне — последствия его методики, его веры, создающий последствия не только в виде результатов.

Что для вас греческого в греко-римской борьбе и что Греция дала этому виду спорта?

Собственно античность. Так получилось, что я не только боролся на традиционном турнире «Акрополис», не только боролся на чемпионате Европы в Греции, но и завершающий для меня чемпионат мира, чемпионат 1999 года, тоже проходил в Афинах. Там было замечательно. Я парень пытливый, несмотря на внешний вид, поэтому предпочитаю постоянно узнавать что-то новое. Даже когда я был действующим спортсменом, капитаном команды, я всегда был организатором экскурсий и таких активностей, в которых нам, спортсменам, иногда отказано, тем не менее я всегда на них настаивал. Потому что так легче пережить мандраж. Во-вторых, время летит намного интересней. И что-то остается еще на чердаке.

Поэтому я считаю, что кроме красивых изображений на амфорах, кроме античных колонн, с которыми мы в классике, греко-римской борьбе, себя ассоциируем (потому что мы такие же мощные, я надеюсь, и производим такое благородное впечатление), есть что-то еще. Греция — православная страна, и об этом я тоже не могу не сказать. Я православный. И мы, по сути, приобрели религию у греков. Мы приняли ее, и это тоже не пустое созвучие. Между нашими народами очень много общего.

Надо сказать и о том, что борьба в Греции популярна до сих пор, в частности среди понтийских греков. Например, Халидис был участником и призером Олимпийских игр.

Я хотел бы поделиться самым важным впечатлением о Греции. Это произошло, когда я с семьей отдыхал на острове Крит. Из-за занятости у меня была очень скоротечная поездка. Мы с семьей туда приехали. И однажды я обнаружил под дверью письмо. Завтра уже уезжать, а тут письмо! Это был 2013 год — год, когда наш вид спорта хотели исключить из программы Олимпийских игр. Письмо было написано по-русски очень убедительно, я бы даже сказал, велеречиво — полторы страницы текста. Выясняется, что на острове есть замечательный клуб, который содержится за счет энтузиастов. Я встал перед дилеммой. Они приглашают меня на встречу, узнав откуда-то, что я отдыхаю на их острове. И на вопрос жены, неужели, мол, из шести дней, которые тебе удалось для нас выкроить, ты один опять борцам своим посвятишь, я отвечаю: «Посмотри, что происходит: мы целый год бились за сохранение в программе. Мы провели огромную работу, пригласив всех разноречивых, несогласных, согласных тем более вести эту борьбу за борьбу. Сейчас ребята, судя по написанному, держатся вместе. Я не могу не поехать».

И я поехал туда. Встретился. Хороший зал. Не могу сказать, что все заасфальтировано, но зал хороший. Замечательный тренер. Учитывая обстоятельства, которые наши страны объединяют, некоторые из ребят говорят на русском языке. Поговорил с ними и понял, что именно такие встречи очень важны.

Многие греческие родители отправляют своих детей в спортивные школы, даже несмотря на то, что сейчас для них это очень большие расходы. Как обстоят дела в России? Популярна ли борьба сегодня?

Говоря коротко об античности и спорте, нужно все-таки сказать о том, что одним из столпов Олимпийских игр была борьба. И я тешу себя иллюзией, что это была именно греко-римская борьба. Поэтому, конечно, что родители отправляют своих детей заниматься борьбой — это хорошо. Эллины вообще обречены, учитывая, что это их изобретение. И что, борясь в войнах, ища передышек и пытаясь понять врагов, господь дает им такую возможность.

И очень важен постулат о том, что войны прекращаются на время проведения Олимпийских игр, учитывая, что Греция — воюющая держава со своими триумфами и поражениями. Поэтому все должны быть спортивными, учитывая окружение, учитывая выбор религии в том числе.

Что отдают — правильно делают. Потому что сильному человеку легче справляться с сегодняшней информационной нагруженностью, с малоразборчивостью, легче выбрать для себя по-настоящему полезную частичку знаний из этой информационной паутины. Если ты крепок, если у тебя спинка ровненькая, если ты физически крепок в том числе, то проще перед компьютером просидеть без опасности быть пораженным сколиозом.

В России греко-римская борьба развивается по-разному. Есть территории и субъекты, которые в советский период были очень развиты, были постоянными поставщиками сборной команды. Там не статистов готовили, не победителей региональных первенств, областных или республиканских, краевых, а была кузница кадров — выражение, сохранившееся со сталинских времен. Для борьбы кузница кадров Российской Федерации (РСФСР — сейчас сократили название) была у нас — Ростов-на-Дону, Ульяновск, Астрахань, Иркутск, Омск. И конечно, Санкт-Петербург и Москва, потому что они всех привлекали. Но и нельзя сказать, что они были центром только для Российской Федерации, потому что они были центром огромной державы — Советского Союза.

Значительно позже и Новосибирск заявил о себе как реальный центр развития борьбы. И конечно же, Северный Кавказ, российский Северный Кавказ.

Сейчас в борцовском сообществе мы заняты тем, чтобы упаковать наши правильные, подтвержденные, исторические ценности и пригласить как можно больше ребят, сделать так, чтобы им было интересно. Для этого мы задействуем разные возможности, в том числе электронные, но самое главное — это личный пример и соревнования, проведение мастерских, совместных тренировок.

Я вам могу сказать, что в Новосибирске до сих пор в залах проверяют у ребят школьные дневники. То есть если он хорошо учится, то имеет право заниматься не самым высокодоходным видом спорта. Если он в школе попадает в группу отстающих, соответственно, он не имеет возможности заниматься у нас борьбой. Тренер в качестве дисциплинарных мер заставляет его сначала поучиться, а потом прийти в зал.

Спортсмен — это определение на всю жизнь. Есть несколько уровней вовлеченности в занятия спортом. Ты можешь быть областным чемпионом или национальным, но все равно остаешься спортсменом. И тот, кто первым или раньше других пытается забыть о своей спортивной составляющей, больше теряет. Все это в жизни пригождается. Потом становишься не просто спортсменом, а борцом. У нас есть две категории борцов: те, кто входит в категорию действующих спортсменов, и те, кто переходит в категорию «просто борец», как я сейчас. Я сейчас просто борец. Я без перспектив выступать, но куда я дену характер, куда я дену, прошу прощения, свои сломанные уши и все остальное.

Западные страны сейчас во многих вопросах следуют политике двойных стандартов в отношении России. Как вы расцениваете все то, что происходит в современном спорте? Насколько это политизировано? Можно ли говорить о том, что спорт вне политики?

Об этом не говорить нельзя. Он никогда не был свободен от политики. Не только, когда было противостояние систем, я имею в виду капиталистической и социалистической. Большая часть держав находилась в состоянии созерцающих, болельщиков. Мы в Москве проводили замечательный первый всемирный форум победителей и участников олимпиад, на котором приняли решение, что спорт нельзя политизировать.

Сегодня, к сожалению, мы эту часть упустили. Несмотря на то что очень правильная, взвешенная, на мой взгляд, декларация была принята, к сожалению, сегодня она нигде не учтена. Поэтому сейчас мы можем наблюдать тенденциозность в принятии решений, и я имею в виду не только вокруг допингового скандала. Допинговые скандалы сегодня применяют как молот, который разбивает судьбы, разбивает ожидания, разрушает ту самую честную конкуренцию — и в случае применения допинга, и в случае, когда грациозно целые делегации обрекают к неучастию.

У нас уже были периоды, когда по политическим соображениям состав участников олимпиад был неполным: московская Олимпиада, через четыре года в Лос-Анжелесе Олимпиада проходила без участников соцлагеря — Восточной Европы.

И я думаю, что здесь в желании примирить и преодолеть зависимость от политики — как раз заслуга Греции. Она не должна быть нами забыта. О том, что все-таки, когда звучат спортивные гимны и хвала чемпионам и участникам, орудия умолкают. В том числе орудия пропагандистские, которые действуют в интересах того или иного государства, а не в интересах общегуманных ценностей. Здесь, в спорте, повторю еще раз, должна быть честная конкуренция, это очень важно.

Что общего между бизнесом и спортом? Это честная конкуренция, успех, который тебе достается на основании этой конкуренции. Притом что честная конкуренция — это словосочетание, которое разбить невозможно. Потому что если ты преодолел в конкуренции своих соперников, участников соревнований, и нарушил принципы честной конкуренции, то все равно твоя победа «с душком». Вот так.

Поэтому сегодняшняя тенденция в отношении России — это попытка воспитывать самостоятельную позицию России. Бесспорно. Да, мы дали повод, и это нужно признать. Признать это нужно трезво и твердо. Огрехами нашего антидопингового агентства, которое, кстати, создано по копиркам и по протоколам Международного антидопингового агентства, мы дали эти поводы. Мы дали поводы тем, что, к сожалению, наш Олимпийский комитет, считая, что голос государства силен, посчитал, что может пренебречь своим голосом, своим участием в этих комбинациях спортивных международных организаций. И сегодня мы пожинаем плоды. Тревожно.

При этом, Вы же понимаете, наказание, которое предполагается, методы, которыми все это делается, значительно превышают огрехи и представляют собой совершенно несимметричную, совершенно незаслуженную кару. Что и говорить об угрозах.

Спасибо большое!