Общество
Спецпредставитель президента РФ по международному культурному сотрудничеству Михаил Швыдкой
© Sputnik/Владимир Вяткин
Тема: Общество

Швыдкой: Особое место в программе перекрестных годов займет культурное и духовное сотрудничество

Спецпредставитель президента РФ по международному культурному сотрудничеству Михаил Швыдкой дал интервью Димитрису Ляцосу в эфире радиопрограммы Sputnik Express.

Вопрос: Вы являетесь одним из координаторов перекрестного года России и Греции с российской стороны. Как вы видите этот год, и как мы его с вами проведем?

Ответ: Важно понять, что такого рода годы дают, безусловно, новый импульс в отношениях не только между государствами, а уровень межгосударственных контактов высокий. Как вы уже сказали, 14 января была встреча президентов Греции и Российской Федерации, в прошлом году несколько раз встречались Владимир Владимирович Путин и премьер-министр Ципрас. Я думаю и в нынешнем году возможны такого рода встречи. 11 марта состоится встреча премьер-министра Греции Ципраса с заместителем председателя правительства Российской Федерации Сергеем Приходько, который приезжает в Афины для того, чтобы дать старт и запустить этот год уже в практическом плане.

Как известно, греческое и русское православие между собой исторически связаны, это одна цивилизационная ветвь европейского развития.

В этом году мы отмечаем 1000-летие русского монашества на Афоне — это тоже важный праздник, который, я думаю, повлияет и на некоторые аспекты будущего перекрестного года.

Это некие политические и фундаментально-духовные вещи, но есть живая жизненная практика. Греция традиционно была важным торговым партнером России в ряде сегментов рынка. Например, туризм россиян в Грецию рос весьма интенсивно до 2014 года, до момента, когда Европейский союз ввел санкции против России и мы ответили своими санкциями, активно росла торговля в сфере агропромышленности, и это тоже весьма существенный момент. Греческая легкая промышленность была достаточно представлена в России. Кроме того, как известно, Греция покупала в России энергоресурсы, мы в свою очередь были заинтересованы в некоторых инфраструктурных проектах, таких как порт в Салониках и так далее.

Совершенно ясно, что эти взаимные интересы никуда не исчезли, совершенно очевидно, что по-прежнему взаимный интерес представляет сельское хозяйство обеих стран — и возможные российские инвестиции в Грецию, и греческие инвестиции в Россию.

В рамках этого года, естественно, будет довольно много бизнес-туров, когда бизнесмены из России и бизнесмены из Греции будут посещать те регионы, где потенциально существует взаимный интерес. Я думаю, это, повторю, связано не только с агропромышленностью и с лесной промышленностью и со строительными материалами, это будет связано с промышленностью по переработке древесины и так далее, потому что Греция активно работает на рынке мебели и других изделий из древесины. Естественно, что по-прежнему на повестке дня стоит вопрос о российских инвестициях в греческую инфраструктуру.

Словом, это та часть экономики, которая, как мне представляется, будет интересна для обеих стран. Мы рассчитываем, что пройдет 10-я сессия межправительственной экономической комиссии, которая, несмотря на взаимные санкции, будет рассматривать вопросы экономического сотрудничества между нашими государствами.

Большое место займет и военное сотрудничество, потому что будут заходы греческих кораблей в российские порты и российских кораблей в греческие порты. Как правило, это сотрудничество не только военных, но и определенные культурные программы, которые сопутствуют такого рода акциям.

Будут музейные выставки, связанные с вооруженными силами. Я думаю, что это тоже примечательно, потому что Греция — страна НАТО, и сейчас при всех проблемах, которые существуют между Россией и НАТО тем не менее возможно возрождение формата диалога совета НАТО и России. Во всяком случае такие тенденции просматриваются. Это связано с рядом внешнеполитических причин, прежде всего с проблемой сирийского урегулирования. Я думаю, что оно будет в высшей степени важным.

И, наконец, особое место в программе перекрестных годов займет культурное и духовное сотрудничество. Я уже говорил, что нынешний год связан с 1000-летием присутствия русского монашества на Афоне. На Крите, если я не ошибаюсь, в июне пройдет общеправославный собор, собор православных церквей. Это тоже существенно, потому что отношения между московским и греческим патриархатом, я имею в виду афинский патриархат, в высшей степени позитивные и во многом дружественные.

Естественно, мы в свою очередь заинтересованы, чтобы и греческая, и российская аудитория как можно больше узнали о современной культуре двух стран. Понятно, что особый акцент будет сделан на классических выставках. В этом смысле 11 марта в Акрополе будет презентация выставки из Эрмитажа «Золото скифов». Это древнее наследие. Так же как и в России откроется выставка «Боги и герои Древней Греции», она откроется в Государственном историческом музее, который имеет такой очень примечательный адрес — Красная площадь, дом 1. На Красной площади откроется выставка, посвященная греческим богам и героям.

Со своей стороны мы хотим представить в Греции то, что крайне редко представляется греческой публике. Я рассчитываю, что в Грецию приедет выставка из Эрмитажа, в Грецию приедет, хочется в это верить, выставка из Государственной Третьяковской галереи, посвященная русской иконе. Понятно, что у греков, особенно в Византийском музее, потрясающие творения религиозной живописи, но русская икона имеет свой характер, притом, что многое было почерпнуто из византийской и греческой традиции.

Эта выставка представит нашу внутреннюю духовную связь, которая насчитывает тысячелетия. Я рассчитываю на то, что определенный сдвиг в экономической сфере будет получен в результате того, что Россия будет представлена как главный гость, специальный гость Международной экономической выставки в Салониках.

В рамках этой большой ярмарки будет еще и представлена Россия в качестве специального гостя книжной ярмарки, что тоже существенно, потому что мы хотим представить современную российскую литературу и познакомить греческого читателя с тем, что происходит в российской литературе.

Будут и политические события, связанные с тем, что, как известно, первым президентом Греции был великий Каподистрия, который был в свою очередь министром иностранных дел России.

Вот, я надеюсь, будут установлены памятные доски в честь этого великого греческого политического деятеля и будет ряд выставок, связанных с его именем, которые основаны, кстати, на документах Министерства иностранных дел Российской Федерации. Программа достаточно большая, она насчитывает, наверное, порядка 150 разных мероприятий в Греции и в России.

Вопрос: Михаил Ефимович, вы действительно один из ярких представителей России. Я смотрю ваши передачи по «Культуре», поэтому я это знаю. Я почему это говорю? Потому что вы напомнили про Ивана Антоновича Каподистрия. Я хочу, чтобы греческие зрители знали, что тогда, 190 лет назад, не существовавшее греческое государство, тем не менее греки работали в России на уровне 1800 торговых компаний.

И я вас уверяю, что когда в Греции плохо, греки взоры свои направляют сюда, в Россию. Это, может быть, плохо, что они взоры свои не направляют, когда им хорошо…

Ответ: Это обычно, это обычные свойства человеческих… как часть жизни.

Вопрос: Пример Венгрии, пример Италии. Буквально на днях говорили, что санкций не должно быть без обсуждения, то есть продолжение тех санкций после летнего периода не пойдет без обсуждения. В Греции тоже начали об этом говорить, но ввиду того, что давят со стороны Брюсселя в основном, ну и Берлина, как бы меньше об этом говорят. Вы сейчас в составе делегации намерены поставить этот вопрос?

Ответ: Мы прекрасно понимаем, что у греческого правительства есть свой коридор возможностей. И всегда нужно ставить перед партнером те вопросы, на которые партнер может ответить.

Я прекрасно понимаю, что желание греческого руководства, конечно же, максимально сделать благоприятным тот режим нашего взаимного сотрудничества, который сегодня, может быть, претерпевает не лучшие времена. Естественно, наши греческие коллеги будут ставить вопросы о том, чтобы под санкции не попадали те или иные продукты сельскохозяйственного комплекса, потому что продовольственные продукты греческие всегда были востребованы в России. Естественно, мы тоже будет ставить целый ряд вопросов, которые связаны с санкциями, но знаете, повторю, коридор возможностей все равно существует, и выйти за его пределы нашим греческим партнерам вряд ли удастся, хотя тут возможны варианты, что называется, всегда возможны варианты.

Вы начали говорить о том, что во времена Каподистрии 200 лет назад работало 1800 греческих компаний, действительно это было так. Но я вам хочу сказать: вот смотрите, притом, что Германия занимает достаточно жесткую позицию и, к моему огорчению, продление санкций произошло без всякого обсуждения и санкции продлены до сентября 2016 года, в России работает 6000 немецких компаний.

Поэтому те, кто хочет найти выход из положения, те, кто хочет найти какую-то возможность продолжения работы в новых предлагаемых обстоятельствах, всегда такой выход найдут.

Я думаю, что это будет предметом обсуждения и ближайших переговоров, это будет предметом обсуждения на встречах высшего уровня, когда будут встречаться премьер-министр Греции и президент Российской Федерации. Я думаю, что тут возможны различные подходы, была бы, как говорится, добрая воля. Санкции ввести легко, а потом избавиться от них достаточно сложно.

Но я рассчитываю, что здравый смысл победит.

Вопрос: Последний вопрос. Россия, появляясь в Сирии с конца сентября, поменяла ландшафт этого кризиса, и мы сейчас видим, что там, где полгода назад маниакально все говорили, что единственное условие, чтобы решить вопрос, убрать президента Асада, сейчас никто об этом не говорит. И, наоборот, как бы ни закрывали глаза, без России нет решения этого вопроса.

Этот вопрос косвенно касается и Греции, потому что касается всего этого региона: Балканы, Средиземное море, Восточное Средиземноморье — вопросы безопасности. И единственная страна, которая не присоединяется или не принимает участия в этом направлении, — это Турция. Турция — одновременно и наш сосед, и наш друг-недруг с точки зрения разрушения пространства. Как Россия могла бы тут подходить к этим вопросам, если учесть тот факт, что Россия считает, что получила удар в спину от режима Эрдогана.

Ответ: Как вы знаете, наши отношения с Турцией были достаточно хорошими, они развивались интенсивно. И та трагедия, которая произошла, а я считаю, что действительно это трагедия, когда турецкие вооруженные силы сбили российский самолет, я думаю, что эта трагедия многое перевернула, потому что это был такой абсолютно безрассудный, с моей точки зрения, удар в спину, который нанесла турецкая сторона, вы сказали совершенно точно. Тем не менее, как вы понимаете, сегодня выстраивая отношения и с Грецией, и принимая на себя очень большую ответственность, занимая такую ключевую роль в сирийском урегулировании, мы должны понимать, что регион, где достаточно прозрачны, если говорить о границах между той же Сирией и Турцией, где границы прозрачны, где много самых разных политических сил, в том числе и сирийские курды, и иракские курды, и турецкие курды, которые являются очень серьезной политической силой, конечно же, Россия меру ответственности эту понимает. Очень важно, что на сегодня Россия добилась по существу того, что США должны были вступить в некий диалог с нами по поводу сирийского урегулирования. У нас сохраняются различия во взглядах на многие процессы, прежде всего внутриполитического регулирования, но тем не менее ясно, что одной из сторон переговоров по внутреннему урегулированию в Сирии будет Башар Асад и сегодняшняя сирийская власть. Это очень важно, потому что сегодня трудно сказать, что эта власть нелегитимна или она не может обеспечить стабильность в Сирии.

Понятно, что беженцы начали возвращаться в те места, где они проживали — это очень существенный момент. И сегодня, естественно, нужна большая гуманитарная помощь этой стране, чтобы избежать гуманитарной катастрофы.

Пока, как мы видим, Турция занимает совершенно особую позицию по целому ряду вопросов, которая, как мне представляется, не будет способствовать внутреннему процессу, происходящему в Сирии.

Пока Турция играет, с моей точки зрения, весьма негативную роль в процессах внутрисирийского урегулирования. Я думаю, что нужно некоторое время, для того чтобы коллизия эта изменилась, но пока я, честно говоря, не очень понимаю, насколько просто и насколько быстро это удастся сделать.