Политика
Курдская игра в Сирии, Ирак и беспокойство Турции
© ANA-MPA/Орестис Панайоту
Тема: Политика

Курдская игра в Сирии, Ирак и беспокойство Турции

Ангелос Атанасопулос, журналист

Настойчивость и опасения Анкары в отношении курдского вопроса продолжают усложнять ситуацию в Сирии, в то же время действия Курдской рабочей партии в Ираке и ее сирийского ответвления (PYD) как на территории Сирии, так и на международном уровне повышают градус напряженности. Невозможно сделать какой бы то ни было прогноз о том, как будут развиваться эти сложные отношения Анкары с курдами, когда последние все более проявляют себя в качестве ключевых игроков на сцене «нового Ближнего Востока».

Курдский вопрос — одна из центральных тем недавнего визита президента Турции Реджепа Тайипа Эрдогана в Соединенные Штаты. Во время переговоров как с Бараком Обамой, так и с Джо Байденом Эрдоган решительно настаивал на том, чтобы боевые операции против «Исламского государства» на севере Сирии проводила Турция, а не курды.

К сожалению, план Эрдогана не увенчался желаемым успехом. Причина тому — фактическая неудача 7 апреля против «Исламского государства» к северу от Евфрата коалиции туркменов, салафитов и подразделений Свободной сирийской армии (Free Syrian Army — FSA), на которую Турция всегда влияла в основном через Национальную разведывательную организацию (MIT). Через четыре дня, 11 апреля, джихадисты вернулись и вновь захватили утраченные территории.

Неудача Турции лишь усилила важность курдского элемента, это не новость. Кроме того, некоторое время назад PYD открыл свой первый международный офис в Москве — из-за чего Анкару бросило в холодный пот. Это было, пожалуй, лучшим доказательством того, что Владимир Путин придерживается принципа «враг моего врага — мой друг».

Тем не менее решающим фактором в планах курдов, РПК и PYD, является энергия. Надо заметить, что они продвигаются с завидным усердием. Сразу после кризиса, когда российский самолет был сбит турецкой ПВО, Реджеп Тайип Эрдоган начал искать пути снижения энергетической зависимости Турции от России, которая достигает 55% в импорте природного газа. Не следует забывать, что турецкий рынок является вторым по величине для «Газпрома» после немецкого. Но у курдов есть другие планы.

Открытие представительства PYD в Москве состоялось 10 февраля, всего через день после того, как Турция провела тендер на строительство трубопровода для импорта природного газа из Иракского Курдистана (отношения Анкары с Эрбилем лучше, чем с сирийскими курдами). Кроме того, РПК продвинулась с тех пор в серии террористических актов, чтобы помешать не только реализации проекта, но и транспортировке сырой нефти из Ирака в турецкий порт Джейхан. Также РПК ударила по трубопроводу ΤΑΝΑΡ (Трансанатолийский газопровод), который предназначен для транспортировки азербайджанского газа — шаг, который, по-видимому, понравился и Москве.

Ко всему сказанному следует добавить следующее: после нападения «Исламского государства» и захвата Мосула в июне 2014 года, РПК отправила войска, чтобы помочь иракским курдам освободить город Синджар. Тем не менее РПК отказалась тогда уйти, несмотря на просьбу регионального правительства Иракского Курдистана, и, по некоторым данным, она увеличила свое присутствие в регионе примерно до 5 тыс. человек, также сотрудничая с меньшинством езидов. Не исключено, что РПК хочет принять участие в крупной операции, в рамках которой в конечном счете будет отвоеван Мосул, имеющий решающее значение для курдов на территории Сирии. Но все станет понятно в ближайшем будущем…

*Статьи публикуются без изменений и отражают точку зрения автора. При этом она может не совпадать с мнением редакции сайта.