Политика
Очень странное перемирие: Асад выбирает между Алеппо и Раккой
© Sputnik/Михаил Воскресенский
Тема: Политика

Очень странное перемирие: Асад выбирает между Алеппо и Раккой

Теоретически перемирие в Сирии действует. В реальности его вроде бы и нет. А тут еще утечка об американском плане "Б" по вооружению оппозиции. О том, что на самом деле происходит в Сирии, рассказывает востоковед Елена Супонина.

Елена Супонина, политический обозреватель, востоковед, специально для РИА Новости

В истории еще не было, наверное, более странного перемирия, чем то, что формально действует сегодня в Сирии. На деле его вроде бы и нет, бои и теракты продолжаются в разных районах страны. На словах же многие утверждают, что оно действует. Причем делают это так убедительно, что эта виртуальная картина уже становится частью реальности. Подтверждение тому — прошедшие 13 апреля парламентские выборы в Сирии.

Президент Башар Асад, проводя их, демонстрирует большую уверенность в себе и своих союзниках. Позиции на фронтах резко изменились в пользу правительства с осени 2015 года, когда свою военную операцию в Сирии начала Россия.

Предыдущие парламентские выборы в мае 2012 года, как и президентские в июне 2014-го, прошли в гораздо худших фронтовых условиях. Тем не менее, нынешний состав парламента вполне себе благополучно проработал положенные ему четыре года, а Башар Асад был избран на очередной семилетний срок, вплоть до 2021 года.

Парламент Сирии выбрали ненадолго?

 

Парламентские выборы в Сирии
В нынешних выборах, конечно, есть свои особенности. Не только из-за того, что война продолжается. И не только потому, что как раз в эти дни в Женеве возобновляются мирные переговоры по Сирии (приезд правительственной делегации был перенесен на конец недели).

Спецпредставитель генсека ООН Стаффан де Мистура, пытаясь спасти вечно висящие на волоске переговоры, только что срочно побывал в Дамаске, откуда сразу вылетел в Тегеран, а уже потом опять в Женеву.

Парламентские выборы выглядят необычно еще и потому, что целью процесса в Женеве «должна стать конституционная реформа и проведение в Сирии досрочных выборов». Об этом министр иностранных дел России Сергей Лавров напомнил 13 апреля, то есть в день голосования в Сирии.

Получается, только провели выборы, а уже надо готовиться к досрочным?

Это выглядит как еще один парадокс, коих в Сирии немало, ведь там столкнулись интересы ведущих государств мира. Отсюда и противоречия, принимающие причудливые формы.

Однако странно все только на первый взгляд. На самом же деле президент Башар Асад, подписав в двадцатых числах февраля указ №63 о проведении этих выборов, имел на это все юридические основания. Тогда же его советница Бусейна Шаабан, находясь в Москве на международной Валдайской конференции по Ближнему Востоку, объяснила автору этих строк, почему нельзя было это откладывать.

Сирийский кризис: факты и вопросы

Основная причина лежит на поверхности: не допустить вакуум одной из ветвей власти. Полномочия 250-местного Народного собрания (парламента) текущего созыва истекали этой весной естественным образом. Продлить его деятельность, дожидаясь итогов затягивающихся переговоров в Женеве, стало бы еще более необычным шагом. Оставаться же какое-то время без парламента было тоже неправильно.

Не говоря уже о том, что это было бы воспринято как проявление слабости и неуверенности в ожидании женевских решений. Башар Асад хочет вести переговоры с сильных позиций. Объяснимое желание, не так ли?

Переговоры в Женеве и странности перемирия

Если переговоры в Женеве по Сирии приведут к успеху, то вот тогда уже и можно будет готовить внеочередные выборы. Резолюция Совета Безопасности ООН № 2254, принятая 18 декабря 2015 года, говорит о том, что «выборы должны быть проведены в течение 18 месяцев». То есть не позднее, чем в июне 2017 года.

А в течение шести месяцев, то есть до июня этого 2016 года, в Сирии должно быть сформировано правительство национального единства.

Так хотят международные посредники, хотя пока происходящее в Сирии говорит о том, что ее судьба будет решаться не в Женеве, а в боях. И здесь мы снова возвращаемся к превратностям режима «прекращения враждебных действий» (так это обозначается в некоторых официальных документах), объявленного в Сирии с 27 февраля этого года.

Путин: Москва не допустит ухудшения ситуации в Сирии

Начнем с того, что не было ни дня, когда бы этот режим соблюдался. В самые первые сутки было зафиксировано с десяток нарушений, в которых все воюющие стороны обвиняли друг друга. С тех пор каждый день происходит минимум пять — десять серьезных нарушений, а мелкие даже не берутся в расчет.

Россия и параллельно США со своими союзниками тоже продолжили свои операции по борьбе с терроризмом в Сирии. Американцы за первые сутки перемирия 27 февраля нанесли 12 ракетно-бомбовых ударов в Сирии и столько же в Ираке, где они также проводят эту операцию, а 6 марта, например, как указано на сайте Пентагона, — четыре удара в Сирии по позициям террористов и еще 12 в Ираке.

Ни Россия, ни США не собираются завершать эти операции, хотя их интенсивность в Сирии несколько снизилась.

Кроме того, артиллерийские обстрелы севера Сирии, где проживают курды, периодически осуществляют турки, что тоже, казалось бы, не укладывается в концепцию перемирия, тем не менее происходит регулярно.

Наконец, за время этого так называемого перемирия сирийские правительственные войска при поддержке России взяли 27 марта (то есть ровно через месяц после объявления о прекращении огня) исторический город Пальмиру и несколько других менее значимых населенных пунктов.

Президент и премьер Сирии показали в разных направлениях

Сейчас концентрация войск наблюдается на подступах к крупному и стратегически значимому городу Алеппо, куда стягивают свои формирования противники Асада, в том числе и те группировки, что фигурируют в международных террористических списках.

США рассчитывают, что Россия повлияет на власти Сирии

В то же время премьер-министр Сирии Ваиль аль-Хальки на днях заявил: «Мы вместе с нашими российскими партнерами готовимся к операции по освобождению Алеппо». Российское министерство обороны это, однако, не подтвердило.

Интересно, что через несколько дней после взятия Пальмиры президент Башар Асад говорил, что приоритет будет отдан не северному, а другому, восточному, направлению.

В интервью в конце марта он сказал: «После освобождения Пальмиры необходимо двигаться в восточные части страны, например в Дейр-эз-Зор. В то же время надо уже направляться и в сторону Ракки, этого главного оплота террористов».

Параллельно сирийская армия и союзные ей отряды ливанской «Хизбаллы» зачищают и «карманы», где остается противник. Так, буквально неделю назад шли активные операции в окрестностях города Карьятейн, что к юго-западу от Пальмиры. О его возвращении сообщалось еще в марте, но очаги сопротивления в окрестностях были подавлены только недавно.

Отдельные населенные пункты, особенно на севере недалеко от Алеппо, вообще продолжают переходить из рук в руки. В самом городе Алеппо есть квартал, где в эти дни власти даже смогли открыть избирательный участок, а есть районы, которые контролируют разношерстные вооруженные группы, нередко враждующие между собой.

«Хезболла»: Неприметный игрок на сирийской  шахматной доске

Зачем американцам нужен план «Б»?

Все это называется перемирием, прежде всего, потому, что об этом договорились Россия и США. Поэтому американцы и по поводу выборов в парламент Сирии хотя и делают осуждающие заявления, но очень осторожно, скорее, дежурно, словно их это не очень заботит.

Представитель Госдепа США Марк Тонер назвал эти выборы «нелегитимными» и «как минимум преждевременными», но глубоко в эту тему вдаваться не стал. Американцев это действительно не сильно волнует. И утечки в западную прессу насчет плана «Б», по которому в случае провала переговоров в Женеве США и их союзники начнут энергично вооружать оппозицию, они допускают отнюдь не из-за того, что Асад проводит выборы.

Настоящая причина в другом: в том, что правительственные войска находятся на подходе к Алеппо на севере, одновременно имея в виду Ракку и Дейр-эз-зор на востоке. Это, конечно, не нравится ни сирийской оппозиции, ставку на которую делают США, ни Турции, ни многим другим. Как они будут реагировать и как это скажется на переговорах в Женеве?

Трудный выбор Асада на данном этапе был не в том, чтобы провести парламентские выборы или нет. Ему надо разрешить другую задачку: где и когда нанести следующий удар, чтобы не промахнуться?

*Статьи публикуются без изменений и отражают точку зрения автора. При этом она может не совпадать с мнением редакции сайта.

Источник: www.ria.ru