Политика
Сирийский кризис: факты и вопросы
© Sputnik/ Михаил Воскресенский
Тема: Политика

Сирийский кризис: факты и вопросы

Доктор Константинос Филис, директор по исследованиям Института международных отношений

На территорию Сирии вошли не менее ста турецких военных
Положение дел в Сирии остается критическим. Перемирие висит на волоске, поскольку сторонники режима Асада и оппозиция готовятся к новым боевым действиям в районе Алеппо (часть которого недавно была отвоевана правительственными войсками), в то время как 11 апреля ИГИЛ (организация, запрещённая на территории РФ) вернуло себе контроль над одним из городов стратегического значения (Аль-Раи) на сирийско-турецкой границе, что позволяет ему ввести боевиков из Турции. Кроме того, такие силы, как Россия и коалиция США, продолжают действовать с воздуха против группировок вроде «Джебхат-ан-Нусры» (ответвление «Аль-Каиды»), исключенных из соглашения о перемирии.

И хотя очевидно, что российские удары с воздуха принесли свои результаты (определенным образом вмешательство Москвы вынудило и другие силы более активно действовать против джихадистов), факт, что против ИГИЛ до сих пор нет единого фронта, заставляет усомниться в оперативной нейтрализации этой организации. Кажется очевидным, что, во-первых, не все силы имеют одинаковую боевую подготовку (особенно некоторые части оппозиции), а во-вторых, из-за всеобщей путаницы не так легко различить суннитских ополченцев, ведь цели некоторых из них остаются не вполне ясными. Силы, поддерживающие суннитскую оппозицию, в ближайшее время должны провести различие между своими союзниками, что облегчит как дипломатические процессы, так и военные операции. Однако в этом процессе есть ряд сложностей.

США рассчитывают, что Россия повлияет на власти Сирии
В свете новых данных США и Россия ищут modus operandi при содействии ЕС, который зажат в тиски миграционного кризиса и отчаянно стремится (при этом, однако, не влияя на события) как можно скорее восстановить порядок в Сирии. С другой стороны, силы за пределами Сирии и всего региона не имеют возможности содействовать мирному процессу без согласия и помощи со стороны внутренних и региональных субъектов. Но могут ли их интересы быть удовлетворены в такой степени, чтобы они облегчили процесс, или же требуется, чтобы все стороны пришли к компромиссу, дабы избежать фрагментации? Все ли стремятся к нормальному политическому переходу к другому типу государства? Существует ли единое представление, как будет выглядеть Сирия после относительной стабилизации? Станет ли жизнеспособным какое бы то ни было дипломатическое решение (поскольку, конечно, исход переговоров не будет гладким, учитывая, что невключение курдов — попросту игнорирование реалий ситуации в регионе)?

Международное сообщество и вовлеченные стороны готовы к менее напряженной войне, которая может тянуться еще многие годы? Если со временем появятся зоны безопасности для алавитов, курдов и суннитов, будут ли они насколько защищены от нападений и кризисов, чтобы значительная часть беженцев (особенно тех, кто находится в соседних странах) решила вернуться?

Дальнейшее развитие событий в Сирии и регионе покажет, существуют ли убедительные ответы на все эти вопросы.

*Статьи публикуются без изменений и отражают точку зрения автора. При этом она может не совпадать с мнением редакции сайта.