Политика
Единственный выход для Турции
© Sputnik/Рамиль Ситдиков
Тема: Политика

Единственный выход для Турции

Ангелос Ал. Атанасопулос, журналист

В мировой политике всегда трудно разглядеть сквозь туман заявлений и намерений реальные шаги различных игроков. Именно это вот уже несколько месяцев происходит в отношениях Турции с соседними странами, в частности с Западом.

Оказавшись в окружении проблем, геополитических рисков и военных конфликтов, а также, не имея возможности в желательной мере контролировать события в регионе на курдском фронте, Анкара ищет пути выхода. В такой нестабильной обстановке есть только один «предсказуемый» путь, который мог бы восстановить пострадавший облик Турции, обновить ее стратегически и вернуть положительный образ на сцене политических событий, и путь этот — сближение с Западом.

«Дерзость» Реджепа Тайипа Эрдогана и, кроме того, наивный с точки зрения геополитики подход «никаких проблем с соседями» (разработанный нынешним премьер-министром и бывшим министром иностранных дел Ахметом Давутоглу) потерпел неудачу на Ближнем Востоке. Сирийский конфликт выявил все противоречия, а также пределы власти и влияния Анкары. К тому же после «горячего пятилетия» осторожное сближение с Европейским союзом и Соединенными Штатами кажется единственным выходом для Анкары.

Но процесс будет болезненным, и взрывная и непредсказуемая личность Эрдогана не облегчит его. Президент Турции разрушил узы доверия Запада. Несомненно, как европейцы, так и американцы понимают важность этого большого государства и «тяжесть» его геостратегических отношений. Но предсказуемость является критическим параметром при принятии решений в сфере внешней политики. Когда ее нет, вместе с ней исчезает и доверие.

Фактором сближения с ЕС, несомненно, является решение, точнее, управление миграционным кризисом. А в случае Соединенных Штатов — это сотрудничество в сфере борьбы с терроризмом, в частности в вопросе исламских экстремистов ИГИЛ (организация, запрещённая на территории РФ) в Сирии и Ираке. Однако и в первом, и во втором случае президент Эрдоган настаивает на слишком серьезных сделках.

Переговоры с европейцами и особенно с Ангелой Меркель по вопросу беженцев показали, что Анкара ведет вызывающую игру, пользуясь паникой ЕС в связи с трудностями, испытывающими его сплоченность. Эрдоган потребовал от ЕС слишком многого на нескольких фронтах, но его интересует двойной выигрыш. На практическом уровне он связан с отменой виз для граждан Турции, посещающих ЕС. С политической точки зрения, однако, президент Турции стремится установить своего рода стратегическое равенство с ЕС. Говоря простым языком, привилегированные отношения.

В отношениях же с американцами дела обстоят иначе. Нет никаких сомнений, что необходимость поразить ИГИЛ и тот факт, что на прицеле у него теперь и Турция, укрепляют контртеррористическое сотрудничество, которой действительно было темой номер один на недавних встречах Эрдогана с Бараком Обамой и Джо Байденом, состоявшихся в ходе визита турецкого президента в Соединенные Штаты. Но Эрдогану будет непросто получить от американцев то, что ему действительно нужно, — согласие ударить по курдам внутри и за пределами Турции, особенно в Сирии. Последние оказались среди лучших союзников американцев в борьбе против ИГИЛ.

В то же время, Анкару «бросает в холодный пот» при мысли, что Вашингтон может принять решение об исключении РПК из списка террористических организаций. Если ко всему этому добавить охлаждение отношений Анкары — Киркука, гражданскую войну с РПК на территории Турции и попытку Эрдогана отнять иммунитет у курдских депутатов в связи с «преступлениями против конституции», становится очевидным, насколько сложное это уравнение. Только наивный мог бы поверить, что американцы не используют умело «курдский рычаг» против непредусмотрительного президента Турции.

* Статьи публикуются без изменений и отражают точку зрения автора. При этом она может не совпадать с мнением редакции сайта.