Политика
Миграционный кризис выявил проблемы внутри ЕС
© ANA-MPA/Орестис Панайоту
Тема: Политика

Миграционный кризис выявил проблемы внутри ЕС

Ангелос Ал. Атанасопулос, журналист

Потребовалось три саммита Совета Европы, чтобы «28» смогли прийти к соглашению об управлении миграционным кризисом, однако это еще не означает, что оно в итоге будет реализовано. Тем не менее на всех этих саммитах Турция выглядела как слон в комнате. Благодаря непреклонности и настойчивости Германии Анкара стала основным клапаном в системе управления кризисом. Еще один клапан — это Греция, однако совсем по другим причинам.

Технические стороны реализации соглашения ЕС и Турции, которое, наконец, было достигнуто вечером 18 марта, еще долго будут занимать нас. Миграционный кризис затронул ряд политических и геополитических вопросов в широком смысле, актуальных в средней и долгосрочной перспективе. И вопросы эти нельзя отделить от курса европейского проекта, особенно в свете события, которого все хотели бы избежать — возможного выхода Великобритании из Европейского союза (известного всему миру как Brexit).

Первый ключевой момент, на который необходимо обратить внимание, — разделение ЕС на несколько групп стран, которые считают, что у них есть общие интересы. Это явление не стоит сравнивать с группами стран, совместно принимающих решения для скорейшей реализации той или иной политики, например в экономике. Эти государства решили отойти от основного направления европейской интеграции, поскольку их цель — не наделять Брюссель новыми полномочиями, а отнять часть существующих. Случай Вышеградской группы является наиболее типичным, но на периферии этих стран активизируются и другие (например, Словения и Хорватия).

Вторым ключевым моментом является будущее отношений с Турцией. Соседнее государство, несомненно, имеет стратегическое значение для ЕС, но это не должно привести к необдуманному сотрудничеству с ней. Анкара, оказавшись в стратегическом тупике на Ближнем Востоке, по-видимому, стремится установить более дружеские отношения с ЕС, чтобы решить свои проблемы в регионе и извлечь в основном политическую выгоду.

Разумеется, речь не идет об отношениях, способных привести Турцию в состав ЕС. Как в Брюсселе, так и в Анкаре и Берлине у нынешнего сближения есть свои пределы, которые в лучшем случае приведут к установлению особых отношений. Афинам следует обдумать подобное развитие событий, его влияние на двусторонние отношения с Турцией и кипрский вопрос. Худший сценарий для греческой стороны — если она вынуждена будет следовать правилам, в установлении которых не примет участия. Так или иначе, варианты развития событий неблагоприятны для Греции из-за снижения престижа государства.

Третий ключевой момент трех последних встреч на высшем уровне — подтверждение того факта, что главным до сих пор является межправительственное сотрудничество, а европейские институты — только части мозаики. Это стало ясно из соглашения с Турцией, ведь именно Германия (при содействии Нидерландов) внесла предложение, которое впоследствии и было принято лишь с незначительными изменениями. Ранее Берлин «уничтожил» Дональда Туска, пригласив председателя Европейского совета на заключительный раунд саммита, чтобы уладить формальности. Что касается Еврокомиссии, несмотря все усилия Жан-Клода Юнкера, государства — члены ЕС с трудом позволяют ей проявлять серьезные инициативы, а когда это удается (например, в вопросе переселения беженцев), многие страны их просто игнорируют.

*Статьи публикуются без изменений и отражают точку зрения автора. При этом она может не совпадать с мнением редакции сайта