Политика
«Северный поток-2» и IGI на службе российской энергетической дипломатии
© Sputnik/Алексей Куденко
Тема: Политика

«Северный поток – 2» и IGI на службе российской энергетической дипломатии

Доктор Константинос Филис, директор по исследованиям Института международных отношений

На прошлой неделе было подписано потенциально важное соглашение о возрождении проекта IGI (интерконнектор Греция — Италия) и подводного газопровода «Посейдон», связывающего Грецию с Италией. Данный проект в его первоначальном варианте предназначался для транспортировки азербайджанского природного газа из месторождения Шах-Дениз в Европу. Однако после того, как было предложено создание Трансадриатического газопровода (TAP), в котором Греция также принимает участие, проект IGI отложили в долгий ящик. Теперь же он возобновляется, на этот раз чтобы снабжать итальянский и европейский рынки российским газом. Москва предсказывает, что в ближайшие годы спрос в ЕС вырастет, и готовится поставлять около 180 миллиардов кубометров вместо сегодняшних 150 миллиардов. Так как Россия — во многом справедливо — считает использование украинской сети трудным, она ищет пути обхода, чтобы беспрепятственно снабжать энергией Европу.

Действия России в этом направлении, (учитывая, что незначительный объем газа продолжит поступать через украинскую сеть) заключаются в том, чтобы использовать уже существующие газопроводы «Северный поток» и «Ямал», расширить первый из них еще на 55 миллионов кубометров, так что его вместимость составит в итоге 110 миллионов кубометров, а также создать обход с юга, через Болгарию или Турцию, с использованием территории Греции для поставок в Италию.

Преимущества «Северного потока — 2» — участие в проекте компаний, имеющих особый вес в европейских центрах принятия решений, зрелость и масштабы рынков Центральной Европы, связь с общеевропейской системой трубопроводов и, как следствие, возможность распределять газ почти на все европейские рынки (возможно, за исключением юго-восточной Европы).

Что касается «обходного пути» через Грецию, необходимое для реализации проекта одобрение со стороны ЕС предполагает участие сторон с серьезными возможностями лоббирования, а также создание  коалиции стран, которые будут совместно заниматься продвижением проекта. Таким образом, самый реалистичный путь — возобновить проект интерконнектора Греция — Италия (IGI), поскольку процесс лицензирования уже завершен, меньше расстояния и, соответственно, стоимость строительства,  а также в проекте участвует меньше стран. Соответствующее соглашение было подписано в прошлый четверг между компаниями DEPA, Edison и «Газпром».  Этот проект прокладывает путь к созданию южноевропейского газопровода с объемом поставок, соответствующим спросу и размеру рынков (изначально около 12 миллиардов кубометров).

В итоге необходимо учитывать следующие факторы: растущую зависимость ЕС от импортируемого газа, снижение ожиданий для стран Восточного Средиземноморья, заметное уменьшение производственного потенциала традиционных европейских поставщиков (например, в Северном море), возможности новых источников, которые могут компенсировать потери или удовлетворить дополнительные потребности, условно растущую роль СПГ, революцию сланцевого газа, который однако будет лишь дополнять природный газ на европейском рынке, и, наконец, возвращение Ирана.

*Статьи публикуются без изменений и отражают точку зрения автора. При этом она может не совпадать с мнением редакции сайта.