Политика
Президент Греции Прокопис Павлопулос
© ANA-MPA. Яннис Колесидис
Тема: Политика

В центре Европы должен находиться человек

«Смелый курс канцлера» — так звучит заголовок интервью президента Греческой Республики Прокописа Павлопулоса, опубликованного в сегодняшнем номере (18.1.2016) газеты Süddeutsche Zeitung. Сегодня президент Павлопулос прибыл с визитом в Германию, в том числе чтобы встретиться с федеральным президентом Йоахимом Гауком и канцлером Германии Ангелой Меркель.

«Греческий президент Прокопис Павлопулос восхищается миграционной политикой Ангелы Меркель, однако осуждает Турцию за поддержку контрабандистов, занимающихся перевозкой беженцев», — гласит подзаголовок длинного интервью, в котором П.Павлопулос подчеркивает, что Меркель — великий политик и своими решениями в отношении миграционного кризиса она немало сделала для Европы и самой Германии.

Президент республики подчеркивает, что Греция не может выжить вне Евросоюза и зоны евро, но и сама Европа в равной степени нуждается в Греции. Однако, что касается долга, он подчеркнул, что речь идет не о сокращении долга, но о его реструктуризации на основе Европейского стабилизационного механизма.

Отвечая на вопрос о военных репарациях, он пояснил, что греческие требования не были отменены и будут направлены в соответствующую международную организацию, например в Гаагский международный суд.

Как вы пережили 2015 год между двумя кризисами — долговым и миграционным?

Греческий народ решил остаться в еврозоне и в Европейском союзе. Ему пришлось принести немало жертв. Кроме того, он дважды прошел через выборы. В Европе господствовало мнение, что Греция может выжить, только оставаясь в еврозоне и ЕС. Но стало предельно ясно и следующее: ЕС и еврозона в равной степени нуждаются в Греции.

С каким чувством вы начали свой визит в Германию?

Я настроен весьма оптимистично. До начала кризиса между двумя нашими государствами были превосходные отношения. Нам удалось преодолеть все проблемы, возникшие после Второй мировой войны. Мы хотим вновь вернуться к этим отношениям. Я всегда верил, что нам это удастся. За последние месяцы наши отношения улучшились. Решение канцлера Меркель и других глав государств в пользу того, чтобы Греция осталась в еврозоне, многое исправило.

На пике кризиса вы заявляли, что Германия навязывает Европе свой финансовый и политический курс, вместо того чтобы работать на сплоченность ЕС. Как вы видите сейчас эту ситуацию?

Из кризиса беженцев мы все вынесли следующий урок: ядром Европы должна быть не валюта, а человек. Мы понимаем, что именно такое мировоззрение характеризует истинных европейцев.

Правительство Меркель перестало замечать людей?

До начала миграционного кризиса приоритетом для Германии была экономика. Сегодня мы знаем: для того чтобы обеспечить развитие, необходимо решить гуманитарные проблемы. В противном случае мы будем не в состоянии преодолеть экономические и финансовые кризисы. Я вижу, что наступают тяжелые времена для мировой экономики.

В вопросе миграционного кризиса Меркель следует по пути понимания. Права ли она в этом?

Это смелый путь. Конечно, как следствие, придется заплатить высокую политическую цену. Я считаю, что своими решениями она немало сделала для Европы и самой Германии и должна и далее следовать этому курсу. Меркель — великий политик, и история еще докажет это.

Как вы оцениваете события в Кельне, где в канун Нового года произошли массовые случаи сексуальных домогательств со стороны беженцев?

Мы все должны вплотную заняться людьми, которые приходят в Европу с преступным умыслом, а не с целью найти защиту. Мы должны относиться к ним как к врагам европейского общества. Но из-за этого мы не имеем права отказываться выполнять наш европейский долг — помогать настоящим беженцам.

Были ли похожие случаи и дискуссии в Греции?

Мы тоже были вынуждены приобрести подобный опыт, но не в таких масштабах. Подавляющее большинство греческих граждан поддерживает миграционную политику. И это замечательно, если учитывать, сколько вытерпело это государство.

Что может сделать Европа, кроме предоставления помощи?

Мы должны в любом случае ограничить поток беженцев. И мы обязаны заняться его причинами, а это гражданская война в Сирии. Мы должны достичь согласия с Турцией, с тем чтобы она остановила этот поток.

После стольких лет кризиса Греция находится в стадии восстановления. Как государство может справиться с несколькими тысячами беженцев ежедневно?

Несмотря на огромные проблемы, мы считаем, что можем дать ответ на этот вызов. Островная часть Греции получила международное признание за свои усилия в решении миграционного вопроса. Мы готовы и в отношении инфраструктуры, и в плане центров приема беженцев (т.н. hotspots) — для регистрации и предоставления крова. Безусловно, нам нужна поддержка Европы. Но также нам необходимо, чтобы ЕС попытался убедить Турцию выполнить свои обязательства. Если следить за заявлениями даже заместителя председателя Европейской комиссии Франса Тиммерманса, она их не выполняет.

Что должна предпринять Турция?

Турция обязана была максимально возможно ограничить поток беженцев. Страна взялась выполнить эту задачу. Кроме того, она должна была остановить контрабандистов, занимающихся перевозкой беженцев.

По-вашему, по какой причине Турция не выполнила этого?

У меня есть серьезные опасения, что турецкие контрабандисты получают поддержку со стороны властей. В частности, прибрежные службы делают вид, что ничего не понимают. Были случаи, когда, как утверждается, они помогли контрабандистам. У нас есть доказательства этого. Речь идет об одной из форм работорговли. Я без колебаний произношу это слово: работорговля. Это большая проблема.

Соучастники властей, которых подкупили? Это серьезное обвинение.

Я сейчас не говорю о турецком правительстве. Но у нас есть, благодаря нашим наблюдателям на островах, доказательства того, что портовые власти сотрудничают с контрабандистами.

Это обсуждалось на государственном уровне?

Проблема обсуждалась на европейском уровне. С нашей стороны говорил премьер-министр Алексис Ципрас с турецким коллегой Ахметом Давутоглу.

ЕС предлагает Турции 3 миллиарда евро в качестве помощи беженцам, а также продвижение в переговорах об интеграции, если государство будет лучше охранять свои границы. Каково ваше мнение об этом соглашении?

Это правильное соглашение. Идея эта относится и к нам. Но сейчас вопрос в том, чтобы Турция уважала данное соглашение и выполнила его условия.

Греция выплатит свою финансовую долю в 3 миллиардах евро для Турции?

Греция выполнит все свои обязательства, когда Турция выполнит свои. Пока что Турция этого не сделала.

Означает ли это, что в данный момент Греция не выделит деньги?

Это соглашение заключено на европейском уровне. Что Европа решит, то Греция и будет выполнять. Помимо этого именно европейские организации осуществляют контроль в отношении выполнения обязательств Турцией. Они говорят: нет.

На фоне долгового кризиса и кризиса беженцев есть ли у вас впечатление, что в Европе сохраняется солидарность?

Она не сохраняется в том виде, в котором должна была бы существовать. Но это не значит, что по этой причине нам позволено отказаться от европейской идеи. Евроскептицизм — это одно, а быть глубоко обеспокоенным положением дел в Европе —  это уже другое. Мы, греки, как правило, не евроскептики. Мы не сомневаемся, заслуживаем ли мы остаться в Европе. Мы стремимся помочь Европе вернуться к той основе, на которой она была построена.

Долговой кризис очень истощил ЕС. Потерпит ли он теперь неудачу в миграционном кризисе?

Правда в том, что мы, европейцы, не предполагали, что столкнемся с серьезным кризисом. Для этого мы посвятили себя созданию экономического и валютного союза без углубления институциональной интеграции Европы. По сравнению с изначальным замыслом картина Европы помутнела. Те, кто основал ЕС, стремились создать союз, в центре которого был бы человек. Кризис беженцев ясно дал понять, что именно мы потеряли на этом пути.

Греция все еще вынуждена принимать критику в связи с тем, что недостаточно быстро проводит согласованные реформы. Является ли это обвинение оправданным?

Отчасти да, отчасти нет. Это обвинение справедливо для тех реформ, которые мы сами должны были провести уже несколько лет назад. Как пример я могу привести сферу государственного управления. Но несправедливо настаивать на реформах, которые изначально не имели перспективы развития. Даже сами ЕС и МВФ признали, что предыдущие программы имели в исходной точке неверную оценку. Здесь были предотвращены те реформы, которые имели бы разрушительные последствия для Греции.

Затронете ли вы в Берлине тему реструктуризации долга, чтобы создать перспективы для Греции?

Это входит в компетенцию премьер-министра и министра финансов. Но я придерживаюсь мнения, что ЕС, безусловно, выполнит свое обязательство открыть дискуссию после первой оценки программы. Таково было соглашение. И речь идет не о сокращении долга, но о его реструктуризации на основе Европейского стабилизационного механизма (ESM).

Федеральный президент Йоахим Гаук попросил у Греции прощения за преступления нацистов. Вы тогда сказали, что это важное послание, но его недостаточно. Вы продолжаете настаивать на получении компенсации от Германии?

Позиция Греции ясна: наши требования не были отменены. Греки не отказывались ни от принудительного займа, ни от компенсаций. Мы представим свою позицию в соответствующей международной организации. Это может быть, например, Гаагский международный суд.

Что вы хотите выразить своим визитом в Берлин?

Я хочу показать, что Европа существует и что у этой Европы есть большое будущее.

Вместе с Грецией?

Без всякого хвастовства и эгоизма повторю: Греция не может выжить за пределами Европы. Но и Европа нуждается в Греции.

Источник: ANA-MPA