Политика
Поджигательская политика Турции в Эгейском море и на Ближнем Востоке
© Sputnik/Михаил Воскресенский
Тема: Политика

Поджигательская политика Турции в Эгейском море и на Ближнем Востоке

Леонидас Ватикиотис,
журналист, доктор экономических наук

Ни с чем отбыл в воскресенье, 10 января, из турецкой столицы первый заместитель председателя Европейской комиссии Франс Тиммерманс. Целью его визита в Анкару было обсуждение с турецкими властями мер ужесточения контроля со стороны Турции на морских границах в целях ограничения потока беженцев и иммигрантов, въезжающих в Грецию каждый день.

Цифры ошеломляют: согласно данным служб ООН, за последние две недели более 3 тысяч человек прибывали ежедневно на греческие острова. Одновременно, согласно подсчетам Frontex, в декабре в Грецию переправились 90 тысяч человек, в то время как месяц назад, в ноябре, количество их составило 100 тысяч. Сокращение это обусловлено ухудшением погодных условий, которые не позволяют наиболее уязвимым (с точки зрения возраста, пола, состояния здоровья) беженцам претендовать на «место под солнцем».

Однозначный провал Турции в попытке контролировать поток беженцев и мигрантов, которые въезжают в Европу через Эгейское море, не привлек бы внимание высокопоставленных европейских чиновников, если бы совсем недавно Турции не заплатили, и весьма щедро, за ограничение этого потока.

Более конкретно: это случилось 24 ноября, когда во время специального заседания ЕС с Турцией Анкара выбила, среди прочих политических компенсаций, 3 миллиарда евро исключительно на эти цели. Однако результаты оказались абсолютно не соответствующими ожиданиям, если и вовсе не воображаемыми, хотя здесь следует отметить, что Турция вовремя организовала себе прикрытие. Премьер-министр Турции Ахмет Давутоглу во время подписания соглашения заявлял, что не может дать никаких гарантий уменьшения потока, поскольку его интенсивность связана с событиями в Сирии. Звучали также и заявления официальных лиц Турции, что европейское финансирование направлено на размещение беженцев и мигрантов в Турции, а не на снижение их потока; они позаботились заранее о том, чтобы прикрыть турецкую политику.

Причина нежелания Турции контролировать потоки мигрантов кроется в ее поджигательских геополитических планах в регионе. С 2011 года Турция кинулась инвестировать в сирийский кризис, спонсируя джихадистские организации, которые планировали свержение Асада. Гражданская война в Сирии не достигла бы таких масштабов, если бы Турция не предоставляла фундаменталистам оружие, денежные ресурсы и другие средства (безопасные убежища, информацию и т.д.).

Бегство миллионов сирийцев с их родной земли — это результат внешней политики Турции, и весьма желаемый, поскольку опустошенную, разрушенную, лишенную населения Сирию можно с легкостью поделить на куски, в чем и заключается стратегический план Запада. Частью этой политики был и сбитый Турцией российский бомбардировщик, который выполнял операцию против «Исламского государства» как раз в тот день, когда Анкара подписала соглашение с ЕС. Перед нами — крайний случай двуличия, поскольку, с одной стороны, она оказывала поддержку исламистам, а с другой — обещала ЕС помочь в их искоренении.

На этом фоне никто не имеет права задаться вопросом о нежелании Турции осуществить то, что она обещала, или же упрекнуть ее в непоследовательности.

Происходит скорее обратное: Турция оказывается весьма последовательной, в отличие от тех, кто назначает ей стабилизирующую роль…