Культура
День уроков Холокоста
© EPA. Берд Сеттник
Тема: Культура

День уроков Холокоста

«Этот день – не только дань памяти евреям, это те уроки, которые мы извлекли из Холокоста», – сказал Давид Салтьель, президент Еврейской общины города Салоники, в день годовщины трагически известного «окончательного решения еврейского вопроса».

В период оккупации Салоники принесли огромную жертву на алтарь жесткого и бесчеловечного плана, печально известного как «окончательное решение еврейского вопроса». Около 50 тысяч местных греческих евреев из процветающей — в общественной, культурной и экономической жизни — еврейской общины города с пятисотлетней историей были отправлены в газовые камеры на девятнадцати поездах смерти, уходивших со старого вокзала (март — август 1943 года). Из них менее двух тысяч сумели выжить и после войны вернуться в город (большинство — из концлагерей, а остальные — из деревень, где им удалось спрятаться), который уже мало чем напоминал тот, что они покинули.

Имущество было разрушено или разграблено дома и магазины перешли к другим владельцам, состав населения Салоник резко изменился, и значительная часть производственных возможностей города была подорвана на многие годы. Почти все выжившие евреи потеряли от рук нацистов свои семьи, родственников и близких, и, хотя им удалось избежать смерти, их реинтеграция в социальную ткань города, по крайней мере, в первые послевоенные годы, была еще одним серьезным препятствием, которое предстояло преодолеть.

Греческое государство — даже в особенно трудный период для Греции, после мировой войны и перед гражданской войной — было одним из первых в Европе, принявшим законы о возврате сохранившегося имущества. Но и это благое начинание на деле оказалось «Голгофой»: многие евреи годами бились в суде, чтобы доказать свои права на собственное имущество, ведь документы были утеряны, а свидетели, которые могли подтвердить их права, — родственники, знакомые, соседи — умерли.

«Первое распоряжение об управлении и возвращении еврейского имущества его законным владельцам, — это закон 2 от 26 октября 1944 года, изданный первым послевоенным правительством Папандреу. Подумайте, он вышел еще до Декабрьских событий в Афинах и даже до освобождения города Салоники 30 октября 1944 года с уходом немецко-фашистских войск и вступлением сил Народно-освободительной армии Греции», — рассказала Афинско-Македонскому агентству преподаватель истории Отделения политических наук Университета Аристотеля в Салониках, Мария Кавала, продолжив: «Кроме того, первое правительство Софули внесло очень важную поправку, закон 846 / 22.1.1946, в котором отменяется — исключительно для имущества греческих евреев — правило, что в отсутствие наследников имущество переходит греческому государству. Это очень важная законодательная инициатива, потому что она защищает права наследников. Процесс в основном начался спустя три года. 29 марта 1949 года был издан королевский указ, по которому для передачи имущества была создана Организация защиты и восстановления прав евреев Греции».

© EPA. Берд Сеттник

Греческие евреи в Салониках отказались сдаваться, несмотря на все трудности. Они оплакали умерших, а потом снова встали на ноги и в ближайшие десятилетия сумели «возродить из пепла свои любимые места, свое общество, Еврейскую общину в Салониках и ее учреждения, Еврейский музей и приют для пожилых людей «Саул Модиано», чтобы праздновать вместе со всеми греками «День греческих евреев-мучеников и героев Холокоста», за который единогласно проголосовал греческий Парламент, (закон 3218/2004)».

Впервые с момента создания этого дня делегация греческих евреев будет присутствовать на праздновании, на специальном совещании в пленарном заседании Парламента. Почетными гостями будут греческие евреи, пережившие Холокост.

«Этот день очень важен, потому что с подобными мероприятиями мы выступаем против нетерпимости, антисемитизма и расизма и хотим донести это до подрастающего поколения. Сегодняшний день — не только для евреев. Это и те уроки, которые мы извлекли из Холокоста. Мы не должны забывать, как все это произошло — Греция является одной из стран, где изучают память, — мы не должны забывать мы должны сделать выводы, чтобы подобное не повторилось», — сказал Афинско-Македонскому агентству Давид Салтьель, президент Еврейской общины города Салоники.

Салоники, отдавшие столько крови еврейских граждан нацистской машине, в 2012 году были объявлены официально «городом-мучеником» и присоединились к списку «Городов-мучеников Греции».

Однако немногие, избежавшие смерти в газовых камерах, живы и теперь. Но сохранились воспоминания, благодаря рассказам тех, кто выжил, своим близким, СМИ и ученым, которые изучают этот период. Помимо тех, кто пережил нацистские зверства в концентрационных лагерях, было много случаев, когда евреям удалось избежать почти неминуемой смерти благодаря помощи, доходившей до самопожертвования, многих соотечественников-христиан, который поддерживали их, прятали с риском для собственной жизни и становились их «второй семьей»: братьями и сестрами, родителями, просто родными — вместо тех, кого они потеряли в Холокосте. Одна такая история, еврейской девочки, которая нашла спасение в греческой семье понтийского происхождения в Иматие, была опубликована 21 октября 2015 года, а сегодня, в день памяти жертв Холокоста, мы публикуем ее вновь.

Воспоминания женщины, пережившей оккупацию…

«Что поделать? Нравится — не нравится, я такая, какая есть», — встречает нас улыбкой Стерина Табох, в ответ на нашу шутку, что после всего пережитого в оккупации, в понтийской семье, приютившей и принявшей ее, она стала «еврейской… понтийкой».

Кроме того, хотя это было ее настоящее имя, которое ей дали Эстрея и Захария Пинто, в годы фашистской оккупации ее знали как Марику Григориаду — это имя Стерине дали ее «вторые родители», София и Яннис Григориадис, принявшие ее в свой дом, чтобы спасти от Холокоста, от почти неминуемой смерти, которой не смогли избежать ее семеро братьев и сестер и настоящие родители Стерины, которых он едва знала…

Сегодня 83-летняя Стерина (Эстер) Табох может сказать только самые добрые слова о супружеской паре, которая забрала ее во время оккупации и дала приют и заботу. Ей было всего десять лет, когда подруга семьи Пинто, еврейка из Верии, взяла ее на прогулку в свой город, в то время как уже началась волна преследований и ограничений против евреев.

«Я ненадолго уехала в Верию, но на следующий день был введен комендантский час для евреев и я не смогла вернуться в Салоники…», — вспоминает Стерина и продолжает:

«Наша подруга в Верии и ее семья тоже подвергались преследованиям, поэтому они все были вынуждены уйти в горы. Так я и осталась одна, беспомощная. Мне уже было десять лет, а выглядела я всего на шесть. Яннис и София Георгиаду увидели и пожалели меня… Куда этому ребенку пойти? Она не выживет одна, сказали они нашей подруге и оставили меня у себя… Они очень меня любили, я была для них как родная дочь. Когда мне было грустно и я плакала, моя мама, София, тоже плакала рядом со мной… После освобождения, когда наша подруга вернулась из гор в город и пришла за мной, потому что никто из моих родных не вернулся, я уже не хотела расставаться с ними, хотела остаться с моей понтийской семьей…».

Во всей этой трагедии маленькой в то время Стерине «повезло», насколько вообще возможно таким словом описать подобное положение. Ее новые родители не боялись опасности, которой они подверглись бы, если бы открылось, что они приняли как родную дочь маленькую еврейку. Напротив дома были расквартированы немецкие военные, они приходили в дом семьи Георгиадис за молоком, хлебом и всем остальным, и много раз видели маленькую девочку, игравшую во дворе. Семья говорила, что это их племянница, дочь двоюродной сестры из Салоник, которая была слишком бедна и не могла содержать и растить девочку. Так Стерина избежала худшей участи — поезда смерти в Аушвиц — Биркенау.

© EPA. Берд Сеттник

«Сгинули все мои братья и сестры. Никто не вернулся. Я одна выжила — благодаря этим людям, с которыми я жила, пока не вышла замуж за Исаака (Табоха). На нашей свадьбе мой отец, Яннис, передал меня в руки будущего супруга. А пока я не вышла замуж, моя мама, возвращаясь с покупками, всегда несла сверток, и когда я ее спрашивала, что в нем, она отвечала — твое приданое. Я вышла замуж в 1954 году. Веселье, праздничное угощение, — вы не можете себе представить, как радовались мои приемные родители, ставшие мне родными, моей настоящей семьей. Я научилась у них понтийским танцам, я была для них родной дочерью. Я научилась быть понтийкой, понтийскому языку, готовить по-понтийски и гордиться своей понтийской семьей. Как только я услышала имя Исаака, а так звали и моего любимого старшего брата, сказала, что это мое счастье. Мы поженились и никогда не ссорились, всегда любили друг друга, вырастили троих детей, а теперь у меня есть и внуки…».

Стерина Табох выступает на мероприятиях, которые часто организуют в основном понтийские общества по всей стране, рассказывая свою историю. Одно такое событие запланировано и на сегодня, во второй половине дня, в Панораме города Салоники. В рамках Международного дня памяти жертв Холокоста, муниципалитет Пилея-Хортиатис и областная ассоциация муниципалитетов Центральной Македонии организуют мероприятие под названием «Понтийский гуманизм и евреи». Оно состоится сегодня в 18.30 в амфитеатре «Ставрос Куюмдзис» в Культурном Центре Панорама. На мероприятии выступит писатель Михалис Харалампидис, а после выступления ответит на вопросы слушателей.

Фанис Григориадис

Источник: ΑNA-MPA